DomBusin (dombusin) wrote,
DomBusin
dombusin

Categories:

От чего умерла жена Андрея Болконского, но не умерла жена Сомса Форсайта



Подруга недавно поделилась врачебной версией, она врач-акушер. Тема тяжелая, предупреждаю.

Писатели об этом прямо не рассказали, но многое и не скрыли – в их время такие явления были в порядке вещей, и, хотя это не обсуждалось, почти в каждой семье бывали случаи.

Вот как случилось у Болконских: «маленькая княгиня», совсем еще юная жена Андрея Болконского, которой он тяготился и которую не любил, никак не могла родить, несмотря на приглашенного из столицы врача. Ожидающий в соседней комнате князь услышал ее «страшный крик» и тотчас же – крик ребенка, из комнаты вышел бледный доктор и без слов прошел мимо.

Князь зашел в комнату, где рожала княгиня, которую еще пять минут назад он видел живой, и выражение ее лица «Ах, что вы со мной сделали?» поразило его.


Образ Лизы Болконской: Анастасия Вертинская (фильм 1967 г.) и Кейт Филлипс (сериал 2016)

«Князь Андрей почувствовал, что в душе его оторвалось что-то, что он виноват в вине, которую ему не поправить и не забыть», - пишет Толстой. А старый князь, отец Андрея, «сердито отвернулся, увидав это лицо».

Произошла простая для начала 19-го века, но невероятная для нашего понимания вещь – отец и сын Болконские велели доктору спасать ребенка ценой жизни матери. Врач сделал княгине экстренное кесарево сечение (которое тогда не умели зашивать), от которого Лиза Болконская сразу же умерла.


Образы Лизы Болконской от иллюстраторов "Войны и мира" Михаила Башилова (1865 год, эта Болконская была одорена самим Львом Толстым) и Дементия Шмаринова (издание 1955 года)

Вообще, материнская смертность двести-триста лет назад была примерно в сто раз больше, чем сейчас – но намного меньше, чем принято думать. Встречаются мнения, что каждая четвертая женщина до 20-го века умирала родами – но на самом деле смертью матери заканчивались 1-2% родов (по статистике Англии 17-18 века).

То есть на сто тысяч родов приходились одна-две тысячи погибших женщин (для сравнения, сейчас это показатель 10-20 смертей на сто тысяч родов, то есть в сто раз меньше).

А в целом вероятность умереть родами для женщины двести лет назад была в районе 6-7% (такие цифры были получены при расчете для Франции 18-го века), поскольку большинство женщин рожали несколько раз. То есть – нередкая причина смерти, как ни крути.


Прототип Лизы Болконской - Луиза Ивановна Волконская, урожденная Трусон, жена троюродного брата Льва Толстого

Самая частая причина больших проблем в родах была невозможность родить естественным путем – из-за сложного положения ребенка, узкого таза или слабой родовой деятельности.

И тогда возникал тот самый вопрос, который так часто обыгрывают в литературе и кино: кого будем спасать, мать или ребенка?

Потому что это как раз и были два принципиальных способа, доступные врачам прошлых веков. Достать плод, простите, по частям, и тем самым спасти мать, или достать его живым, сделав прижизненное кесарево, но мать при этом умрет.

Потому что, хотя кесарево сечение, как следует даже из его названия, было изобретено еще в античные времена, только в 19-м веке его научились делать так, чтобы выжили оба, и мать и ребенок. До 16-го века его вообще делали только умершим родами женщинам, чтобы попробовать хотя бы спасти новорожденного. И впервые живой роженице его начали делать в 16-м веке (в надежде, что женщина сможет выжить), но до середины 19-го века смертность женщин от кесарева была почти 100%.

Вопрос, кого спасать, врач задавал, конечно же мужу. Муки выбора мужа несчастной роженицы хорошо описаны на примере Сомса Форсайта, которому позарез нужен был наследник, и который предпринял исключительные усилия, чтобы жениться, ради будущих детей.


Беатриш Батарда в роли Аннет Форсайт и Дэмиэн Льюис в роли Сомса Форсайта, сериал 2002 года

Сомс Форсайт не хотел быть косвенным убийцей жены, и князь Андрей, конечно, тоже – хотя оба они своих жен не любили. Но выбор – иметь ребенка и стать вдовцом, с возможностью жениться еще раз, или никогда больше не иметь детей, потому что выжившая жена не сможет больше родить, был довольно очевидным.

И выбирали детей. Будь на месте нелюбимой супруги другая женщина, та самая, которую Сомс Форсайт любил всю свою жизнь, его выбор был бы иным, и он сам это хорошо рефлексировал. Но нашел себе отговорку, что жена его и сама бы не захотела прожить всю жизнь без детей, и велел врачу спасать ребенка.

Но у Сомса был лайт-вариант, все же это было на сто лет позже, чем случай Андрея Болконского, и поэтому его жена могла бы выжить даже тогда, когда врач спасал младенца. Что и произошло – Аннет Форсайт выжила, хотя ее понимание, что муж был готов к ее смерти, не прибавило теплоты в ее отношении к Сомсу.

Интересно, кто-то хочет еще перенестись на машине времени в галантный век и быть там пусть даже королем…
Tags: культура, литература, общество
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 71 comments