DomBusin (dombusin) wrote,
DomBusin
dombusin

Category:

Очень страшный автопортрет



Вчера увидела картинку насчет Микеланджело и потолка и вспомнила про один очень страшный автопортрет, честно говорю – совсем неприятный, должна предупредить.

Как все же причудливо порой связано смешное и страшное. «Потолок покрасьте» - это насчет росписи Микеланджело сводов Сикстинской капеллы, помните, где Адам протягивает руку Богу?

Роспись этих фресок заняла почти пять лет, это тот самый потолок, который некстати позеленел в силу выбора пигментов.

Работа над сводами далась Микеланджело очень нелегко, судя по отрывкам его писем. Не то чтобы он ненавидел свое занятие, но многочасовое лежание на спине, с задранными руками, с краской, капающей на лицо, кого угодно вгонят в дурное расположение духа, а ведь это продолжалось годами.

Спустя четверть века Микеланджело снова возвращается в капеллу – на этот раз ему предстояла роспись огромной алтарной стены. На стене фреска с изображением Страшного суда, вот она.


Алтарная стена Сикстинской капеллы, фреска "Страшный суд", Микеланджело, 1536-1541

У ног расположенного в центре фрески Христа немолодой мужчина с седой бородой, с ножом руке – это Святой Варфоломей. Нож в его руке –атрибут и символ его мученичества, со святого, прежде чем обезглавить, содрали кожу. На фреске он держит эту кожу в руке, и у этой жуткой пустой шкуры лицо Микеланджело.

В том, что это автопортрет художника, сомнений нет, сходство явное, к тому же Микеланджело любил вставлять автопортреты в массовку на своих работах. Вопрос – с какой целью, было ли это демаршем, черной шуткой или чем-то еще?

Было много гипотез, насчет того, что художник расписывал алтарную стену под каким-то принуждением (искусствоведы не подтвердили) или оставил злую карикатуру в память о неприятной работе над потолком, или просто в пику заказчику, папе.

Однако замечено, что художник фактически ставит себя в центр Страшного суда – все остальные персонажи, кроме кожи в руках Варфоломея, уже обрели плоть (прошли суд), и взгляд Христа направлен именно на изображение Микеланджело.

То есть это, по сути – аллегория просьбы об искуплении грехов, которую художник сумел «спрятать» в огромной фреске.

Не знаю, может быть, когда молодой еще совсем Микеланджело работал над росписью сводов, он так костерил и проклинал тяжелую работу, что потом много лет каялся за несдержанность и богохульство? И выразил просьбу о прощении к Создателю через свое такое необычное присутствие на Страшном суде.

Интересно еще, что в образе Святого Варфоломея, держащего кожу за шиворот, Микеланджело изобразил Пьетро Аретино, желчного сатирика и критика, своего извечного оппонента.

P.S. Когда говорят о «страшных автопортретах», чаще всего имеют в виду картину Караваджо «Давид с головой Голиафа», где художник изобразил свой портрет в виде отрубленной головы великана.

Но есть еще один довольно жуткий автопортрет – не напрямую страшный, а какой-то леденящий. Не то чтобы мне были более привычны отрубленные головы, но оживший паяц, подбирающийся к спящему ребенку, похож на персонажа кошмарного сна. И у этого паяца лицо автора картины, Поля Гогена.


Поль Гоген "Спящий малыш", этюд 1881 г.
Tags: живопись, искусство, искусство юмора, история, художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments