DomBusin (dombusin) wrote,
DomBusin
dombusin

Category:

Что Хрущев подарил королеве Елизавете и ее семье



Успешное испытание советской термоядерной бомбы в ноябре 1955 года с одной стороны позволило руководству СССР чувствовать себя на равных с самыми сильными мировыми игроками, а с другой – стало понятно, что ядерный военный конфликт приведет к катастрофическим последствиям для всех его сторон.

Поэтому внешняя политика Никиты Сергеевича Хрущева включала в себя, с одной стороны, активное и даже наглое подначивание и помощь бывшим колониям в борьбе с метрополиями, а с другой – попытки установить мирное и дружеское сосуществование Востока и Запада.

Усидеть на двух стульях получалось не всегда.

Перед давно запланированной поездкой в Великобританию в 1956 году, очень важным официальным визитом Хрущева, в ходе которого он планировал выгодно сыграть на созревших противоречиях между Англией и США, случился скандал.



В Лондоне стало известно, что Хрущев буквально только что вернулся из Индии и Бирмы, где горячо высказывался против британской колониальной политики. Оскорбленная английская элита требовала запретить посещение советским руководством Британских островов.

В конце концов, визит все же состоялся, поскольку вместе с Никитой Хрущевым и председателем совмина Николаем Булганиным должна была прибыть большая советская делегация, включающая деятелей науки и культуры, и к этой встрече было запланировано много общественных мероприятий. Но политическая программа была урезана, Хрущев встретился с премьер-министром Великобритании, а так же с бывшим премьером Черчиллем, чья супруга посещала Советский союз в 1945 году и была тепло принята.


Подаренная королеве картина русского и советского художника Игоря Грабаря "Зимний день", написанная в 1941 году (размер картины 78 х 95 см)

В рамках налаживания отношений Никита Сергеевич привез множество ценных подарков, большая часть из которых предназначалась королевской семье. Поначалу было запланировано одарить лишь саму королеву и ее супруга, но в итоге подарки передали еще и сестре, матери и детям королевы.

Подарки королевским особам выбирала и утверждала специальная комиссия во главе с министром культуры СССР, запрашивали и мнение советского посольства в Лондоне. Хрущев был уверен, что дарить нужно не дипломатические подарки, которые в лучшем случае отправятся в какой-нибудь музей, а подарки личные, должные остаться в собственности королевской семьи.


Антикварная брошка фирмы Фаберже, подаренная королеве-матери

Самой Елизавете II  и ее сестре принцессе Маргарет подарили по палантину из сибирского соболя и по сапфировой броши, королеве покрупнее. Королеве-матери – тоже соболиные меха и антикварную брошку, произведенную еще до революции фирмой Фаберже.

Эта брошка из белого золота с бриллиантами, стеклом и эмалью никогда не входила в число известных произведений Фаберже, принадлежавших российской царской семье или известным аристократам. Вероятно, брошка была изъята в числе драгоценностей какой-то дворянской семьи и хранилась в Гохране.


Елизавета пока ни разу не появилась в подаренной Хрущевым брошке, так что нет даже фотоснимков, как эта брошка выглядит. В Москве королева надела сапфировую брошь Марии Федоровны, купленную у ее наследников в 1930-х годах.

Интересно, что ни королева, ни ее родственницы никогда не носили подарки Хрущева, скорее всего, из политических соображений. Даже когда Елизавета посетила Москву в 1994 году, она не надела подарка – ведь это означало бы, пожалуй, политический респект павшему советскому строю. Королева надела как раз сапфировую брошь и тоже происхождением из России, но с совершенно иной историей, та брошь принадлежала императрице Марии Федоровне.


Невестка королевы Камилла Паркер-Боулз часто появляется в подарке Хрущева

Однако подарки Никиты Сергеевича совершенно точно сохранены в обширной шкатулке королевы, это выяснилось, когда новая невестка Елизаветы Камилла стала появляться в брошке с ландышами, той самой, от Фаберже. И появлялась не раз и не два – видно, украшение ей полюбилось.


Однако подарки советского руководства не ограничились мехами и драгоценностями. Мужу королевы и ее старшему сыну, принцу Чарльзу, подарили породистых коней, ахалтекинца и арабского скакуна. Позже Елизавета рассказывала, что ахалтекинец оказался очень норовистым и с характером.



А дочке королевы, шестилетней принцессе Анне, привезли настоящего трехмесячного медвежонка. Зверя, которого назвали Никки, передали в Лондонский зоопарк, где он жил потом много лет.


Бурый медвежонок Никки, подаренный принцессе

А еще Никита Сергеевич передал лично королеве подарок «от всей страны» - картину Игоря Грабаря «Зимний день». Первоначально собирались подарить марину Айвазовского из Третьяковской галереи, но передумали, Айвазовский остался в Москве.

Были и другие подарки – шкатулки, конфеты, детские книги с красивыми иллюстрациями для детей королевской четы. А бывшему премьеру Уинстону Черчиллю на их встрече Хрущев передал коллекционный набор вин и кулон с аквамарином для жены – ведь Хрущев был с ней лично знаком, когда она посещала СССР.


Первоначально хотели подарить вот эту картину Ивана Айвазовского ("Морской берег", написана в 1840 году, размер 43x62 см), но комиссия все же не решилась забрать ее из Третьяковки, и остановились на полотне Грабаря

Кто-то сказал бы, что это неслыханное расточительство и безобразие, везти столько совсем не символических даров в не вполне дружественную страну. Но Никита Сергеевич так поступал всегда, старался дарить очень личные подарки, и обязательно щедро одаривал жен политических лидеров.

Он был уверен, что такие вложения обеспечат долгосрочные дивиденды и личную симпатию, и его стратегия не раз себя оправдывала.
Tags: историческая личность, исторические украшения, политика
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments

Featured Posts from This Journal